Жизнь замечательных людей в VK.com
Информация:

Кто расстрелял поляков в Катыни?

Кто расстрелял поляков в Катыни? Великая загадка Катынского леса.

Архипов А. Ю.

Предисловие.

13 апреля 1943 года «Радио Берлин» сообщило о том, что близ Смоленска найдены могилы, в которых захоронено свыше 10 тысяч польских офицеров, которых, как заявил диктор, расстреляли весной 1940 года сотрудники НКВД СССР. Вскоре немцами была образована комиссия, которая занялась эксгумацией трупов и исследованием содержимого могил. В качестве наблюдателей и экспертов пригласили представителей Польского Красного Креста и видных учёных из оккупированных фашистской Германией стран и стран-союзников. Наряду с этим немцы проводили экскурсии по катынскому лесу, показывали всем желающим извлечённые останки, а также создавали и крутили фильмы, посвящённые этому вопросу. Долго ждать не пришлось: комиссия подтвердила, что расстрел осуществили Советы. Между тем Советский Союз категорически не согласился с этим выводом и обвинил Германию в совершении этого преступления. Но, увы, немцы всё же добились своего: дипломатические отношения между польским правительством в изгнании и СССР ввиду катынской трагедии оказались разорваны.
Однако победа немцев длилась недолго. В сентябре 1943 года Смоленск был освобождён Красной Армией. И Катынью, возвращённой СССР, просто не могли не заняться советские исследователи. Была образована «Специальная комиссия по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров» или сокращённо «комиссия Бурденко» (по фамилии её руководителя). В ходе её работы эксгумации подверглись остававшиеся в земле трупы, проведены соответствующие экспертизы и следственные мероприятия. Итогом трудов комиссии Бурденко стал отчёт, вобравший в себя убедительные доказательства причастности немцев к расстрелу польских офицеров в Катыни осенью 1941 года.
Выводы комиссии Бурденко вплоть до перестройки являлись официальной точкой зрения Советского Союза в этом вопросе, однако на волне гласности, десталинизации и демократизации уверенность в этом была поколеблена. Сначала при Горбачёве заявили, что рассекречены документы, неопровержимо доказывающие причастность высших чинов, в том числе Сталина, к Катынскому расстрелу. Однако подлинность этих документов у некоторых исследователей вызывает сомнения.
Так кто же расстрелял поляков в Катыни: НКВД СССР или фашистские оккупанты? Сейчас это предмет не только ожесточённых споров, но также информационной войны, спекуляций, пропаганды, домыслов. Сторонники как немецкой, так и советской версий могут привести немало убедительных доказательств в свою пользу, а также опровергнуть доводы противной стороны. Вопрос остаётся открытым.
В данной статье я постараюсь как можно более непредвзято привести аргументы как в пользу каждой из версий, так и против каждой из них, с тем, чтобы читатель сам для себя решил, кто же всё-таки расстрелял польских офицеров в Катыни.
Статья разделена на 3 части: предыстория вопроса, которая не вызывает нарекания ни у одной из сторон, подробное изложение немецкой версии событий, такое же подробное изложение советского варианта. Описывая каждую версию, я буду приводить преимущественно аргументы в её пользу, но наклонным шрифтом также буду давать комментарии, полностью или частично опровергающие приведённые доводы. Постараюсь преподнести факты и свидетельства как можно более непредвзято с тем, чтобы читатель, ознакомившись с обоими версиями, сам для себя сделал окончательный вывод, кто осуществил катынский расстрел.
Немецкую версию в настоящее время поддерживают либерально настроенные журналисты (например, Л. Млечин), многие правозащитники, В. Путин, Д. Медведев, Л. и Я. Качиньские (Л. Качиньский погиб в 2010 году), члены и активные сторонники партии «Единая Россия».
Советскую версию катынского расстрела считают истинной А. Вассерман, В. Илюхин, Ю. Мухин, В. Швед, Ю. Жуков, А. Колесник, С. Стрыгин, члены и активные сторонники КПРФ.

Предыстория.

В этой главе изложены материалы, касающиеся истории 1939 – начала 1940 годов, которые не вызывают споров у сторонников обеих версий.
В сентябре 1939 года советские войска вошли на территорию восточной Польши «с целью защиты прав Белорусского и Украинского населения». Встретив незначительное сопротивление, Красная Армия продвинулась до границ, очерченных в секретном протоколе к пакту Молотова-Риббентропа. Советское правительство формально не объявляло войны Польше. Польское правительство в изгнании также не объявило войны Советскому Союзу. Однако Германия официально находилась в состоянии войны с Польшей. Согласно пакту о ненападении, СССР обязан был удержать военнослужащих польской армии до тех пор, пока война между Германией и Польшей не окончится (то есть, интернировать их). Тем не менее, советское руководство недобросовестно выполняло это обязательство: большинство рядовых польских солдат после разоружения были освобождены, а интернированию подверглись преимущественно офицеры.
Около 12 тысяч польских офицеров было направлено в три лагеря для интернированных в Смоленской области: Осташковский, Козельский, Старобельский, - где они содержались вплоть до апреля 1940 года.
Следует отметить также тот факт, что в ноябре 1939 года польское правительство в изгнании официально объявило войну СССР. Поводом для этого послужила передача города Вильнюс Литве. В связи с этим статус польских офицеров, находившихся на территории СССР, был изменён: из интернированных они превратились в военнопленных. Однако письма от них родственникам продолжали исправно поступать до весны 1940 года. Определённое значение имеет и то обстоятельство, что, согласно Женевской конвенции, запрещалось военнопленных офицеров принуждать к работам. И это условие соблюдалось.
31 марта 1940 года военнопленных поляков начали вывозить из лагерей партиями по 200-300 человек. Но куда их везли? Мнения по этому вопросу расходятся.

Немецкая версия.

Согласно немецкой версии, 5 марта 1940 года народный комиссар внутренних дел Л. Берия подготовил записку, в которой предлагал «дела об арестованных <…> в количестве 11000 человек <…> бывших польских офицеров <…> рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания - расстрела». В тот же день записку подписали И. В. Сталин, товарищи Калинин, Каганович, Молотов, Ворошилов, Микоян, утвердило политбюро ЦК ВКБ(б). К этим документам мы ещё вернёмся.
У сторонников советской версии вызывает удивление, как удалось всего за один день провести все эти операции, на которые обычно требуется 5-7 дней.
Заключённых Осташковского лагеря вывозили в город Калинин, Старобельского – в Харьков, Козельского – в Катынский лес. В Калинине их расстреливали в зданиях НКВД и хоронили на кладбище близ села Медное. В Харькове также расстрелы осуществлялись подвалах областного управления НКВД.
Однако в селе Медное обнаружено лишь около 100 трупов, причем, не имевших на себе польской военной формы. В Харькове также не найдено трупов с польской символикой.
Неудивительно, что родственники пленных перестали получать от них письма с весны 1940 года.
Интерес представляет свидетельство бывшего начальника Калининского УНКВД Д. Токарева, который в 1990 году описал процесс казни приговорённых в здании НКВД г. Калинина. [2] Вкратце, он поведал о том, что за одну ночь уничтожалось 250-300 заключённых. Трупы убитых загружались в грузовики и отвозились на кладбище посёлка Медное.
Противники такой версии сомневаются, что физически возможно в трёх тесных камерах в здании НКВД содержать такое количество заключённых, в том, что их можно успеть убить всего за одну ночь, а также отмечают противоречия в его показаниях.
Наибольшее внимание уделим катынскому расстрелу. Итак, согласно немецкой версии, заключённых Козельского лагеря сажали в тюремные вагоны и везли к станции Гнёздово, расположенной к западу от Смоленска. Там их перегружали в автобусы с закрытыми окнами и везли к дому отдыха сотрудников НКВД в лесу. Время рассчитывали таким образом, чтобы они прибывали туда к вечеру.
Последнее утверждение противоречит записи в дневнике польского офицера майора Сольского: «С рассвета день начинается как-то странно. Перевоз в боксах «ворона» (страшно). Нас привезли куда-то в лес, похоже на дачное место. Тщательный обыск. Интересовались моим обручальным кольцом, забрали рубли, ремень, перочинный ножик, часы, которые показывали 6:30». Но то обстоятельство, что это последняя запись в его дневнике, одновременно говорит о том, что, возможно, дневник не имеет продолжения в связи со смертью его владельца. Правда, не стоит забывать, что этот дневник извлекли из могилы немцы.
На даче их обыскивали, изымали колющие и режущие предметы, часы и запирали в камеры, находившиеся в здании. Затем по одному отводили в комнату, где сидел сотрудник НКВД и сверял Ф. И. О. и год рождения осуждённого. После этого офицера вели в подвал со стенами, обитыми звукоизолирующим материалом. Палач брал немецкий пистолет «Вальтер» и производил выстрел в затылок. Труп выносили на улицу и бросали в кузов грузовика. Расстрелы длились всю ночь, за это время в кузове набиралось 200-300 трупов. Под утро их вывозили в Катынский лес, вываливали в уже разрытые могилы.
Часто сотрудники НКВД меняли тактику и, завершив обыск военнопленных на даче НКВД, везли их к предварительно раскопанным могилам. Их по одному выводили из автобуса, связывали руки немецким бумажным шпагатом, подводили ко рву. Палач производил выстрел в затылок из немецкого пистолета «Вальтер». Иногда заключённым задирали мундиры и закрывали ими лицо, на шее затягивали петлю, связывая другим концом шпагата руки. В некоторых случаях пространство между лицом и одеждой заполняли древесными опилками с целью доставить наибольшие мучения обречённому. Активно сопротивлявшимся пленным наносили колотые раны штыком. Подведя ко рву, точно так же стреляли в затылок из немецкого пистолета «Вальтер».
Сторонники советской версии считают тот факт, что заключённых расстреливали из немецкого оружия, одним из доказательств вины немцев в трагедии. Но сторонники немецкой версии отвечают им, что пистолеты «Вальтер» до войны импортировались из Германии Советским Союзом, а до 1933 года – и немецкие пули калибра 7,65. Однако факт обнаружения в могилах немецкого бумажного шпагата, которого не импортировалось и не производилось на территории СССР, пока не нашёл объяснения в рамках немецкой теории. Кроме того, на фотографиях гильз от пуль калибра 7,65, сделанных немцами, заметна ржавчина. [3] По мнению А. Вассермана, это свидетельствует о том, что они стальные. Латунные пули, импортировавшиеся до 1933 года, не могли заржаветь. Но стальные пули этого калибра в Германии начали выпускать только в начале 1941 года!
В течение апреля-мая 1940 года таким образом уничтожили всех заключённых Козельского лагеря. Это преступление оставалось безвестным до 13 апреля 1943 года, когда немцы заявили о том, что на оккупированной советской территории обнаружили катынские могилы, в которых покоятся польские офицеры, расстрелянные НКВД СССР весной 1940 года.
Для изучения обстоятельств трагедии немцы сформировали «международную» комиссию из представителей стран-союзниц Германии и оккупированных ею государств. Единственное исключение – доктор Навилль из нейтральной Швейцарии.
28 апреля 1943 года она приступила к работе, а завершила её уже 30 апреля. В итоговом документе говорится о том, что на основании найденных в могилах документов можно сделать вывод о том, что расстрелы производились весной 1940 года. Речь идёт о всевозможных записках, газетах, дневниках, среди которых немецкая комиссия не нашла таких, которые датированы позже весны 1940 года.
Сторонники советской версии упрекают немцев в возможном сокрытии извлечённых из трупов документов. Так, согласно отчёту международной комиссии 1943 года, членам комиссии дозволялось лишь извлекать из трупов вещи и тут же упаковывать их в конверты. Бумаги разворачивались и очищались от грязи немцами в их отсутствии. Последним предоставлялись для ознакомления уже подготовленные документы.
Ботаник из Берлина, изучив срез дерева, посаженного на могиле, заявил, что, с учётом недостаточности освещения нижних слоёв леса, ему около трёх лет.
Немцы предъявили миру нескольких свидетелей, рассказавших о подробностях катынского расстрела. Так, свидетель П. Киселёв показал, что в 1940 году Катынский лес был обнесён колючей проволокой, которую категорически запрещалось переходить, и тщательно охранялся. Он также видел, как в лес въезжают закрытые машины, слышал звуки стрельбы и крики.
Впоследствии П. Киселёв отказался от своих показаний, но об этом позже.
Начиная с мая 1943 года раскопки прекратили. К этому времени было эксгумировано 4143 тела из 7 могил, в то время как невскрытыми оставались ещё 4, опознано по найденным документам более половины трупов.
В сентябре 1943 года Красная Армия освободила Смоленск. Отступая, немцы уничтожили либо забрали с собой вещественные доказательства по катынскому делу. [2]
Также уничтожили некоторых своих свидетелей из числа местных жителей.
В январе 1944 года к работе приступила комиссия Бурденко, которой, по мнению сторонников немецкой версии, было поручено во что бы то ни стало доказать вину немцев в расстреле поляков в Катыни. Они утверждают, что чекисты, используя угрозы и давление, заставили местных жителей дать показания в пользу их версии, а также отказаться от своих показаний, данных немцам, тех, кто сделал это в 1943 году. В частности свидетель П. Киселёв «сознался», что фашисты, применяя физическую силу и угрожая расстрелом, вынудили его подписать ложные свидетельства.
Но к П. Киселёву мы ещё вернёмся при рассмотрении советской версии.
Комиссия раскопала оставшиеся 4 могилы, извлекла из земли 925 тел. В одежде убитых были найдены документы, датированные более поздними сроками, нежели весна 1940 года, в том числе – от 1941 года. Сторонники немецкой версии считают, что все эти бумаги сфальсифицированы. Кроме того, в итоговом отчёте комиссии обнаружены ошибки в написании фамилий и инициалов обвиняемых в расстреле немецких военнослужащих и свидетелей, неверном указании воинских званий подозреваемых. Всё это, по мнению сторонников немецкой версии, свидетельствует лишь о том, что комиссия Бурденко выполняла политический заказ советского руководства, а не вела непредвзятые исследования.
Так или иначе, вывод комиссии стал официальной версией СССР по вопросу Катыни и оставался таковым до перестройки. Оставался до тех пор, пока его не подверг сомнению М. Горбачёв, заявивший в 1990 году, что «найдены документы, которые косвенно, но убедительно свидетельствуют о том, что тысячи польских граждан, погибших в смоленских лесах ровно полвека назад, стали жертвами Берии и его подручных». В 1991 году генеральный прокурор Н. Трубин в записке М. Горбачёву сообщил, что «собранные материалы позволяют сделать предварительный вывод о том, что польские военнопленные могли быть расстреляны на основании решения Особого совещания при НКВД».
Вскоре противники немецкой версии выяснили, что Особые совещания при НКВД в 1940 году не имели права приговаривать обвиняемых к высшей мере наказания. [1]
В октябре 1992 года было объявлено о нахождении протокола Политбюро, свидетельствовавшего, что польских заключённых расстреляла чрезвычайная тройка. Действительно, этот судебный орган имел право назначать высшую меру наказания, однако документ не был нигде опубликован и показан миру.
Но вот незадача: выяснилось, что решением Политбюро ЦК ВКП(б) № П65/116 от 17 ноября 1938 года судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских Управлениях РК милиции были ликвидированы. Сторонники немецкой версии считают, что тройка по катынскому делу стала запоздалым исключением.
Только в декабре 1994 года по телевидению Д. Волкогонов появился с бумагами в руках, утверждая, что это и есть протокол Политбюро, где чёрным по белому написано, что польские военнопленные расстреляны НКВД. С близкого расстояния их операторы не засняли.
Впервые катынские документы опубликовали в первом номере сборника «Военные архивы России» за 1995 год: "письмо Берии Сталину"; "выписка из протокола Политбюро №13 от 5.03.1940 г."; "письмо Шелепина Хрущеву от 3 марта 1959 г.". [2] Впоследствии их сняли на цветные фотоаппараты и разместили в Интернете, где с ними сейчас может ознакомиться любой желающий. [3] Все обвинения в возможной поддельности этих документов сторонники немецкой версии отвергают.
Говоря о мотивах совершения преступления, противники советского варианта не приходят к общему мнению. Одни считают, что расстрел поляков – это продолжение сталинской политики репрессий, поэтому однозначного ответа на этот вопрос озвучить нельзя, ибо убийства «миллионов ни в чём не повинных граждан» также необъяснимы. То есть, репрессии ради репрессий. Другие приверженцы, например, В. Путин, полагают, что расстрел совершён из мести за убийство десятков или даже сотен тысяч красноармейцев, попавших в плен к полякам в 1920 году.
Таким образом, с точки зрения сторонников немецкой версии, точка в катынском деле поставлена, вина НКВД СССР однозначно доказана.

Советская версия.

Согласно советской версии, в конце февраля или начале марта руководство СССР приняло решение направить дела военнопленных польских офицеров на рассмотрение Особому совещанию при НКВД, которое приговорило пленных к заключению на сроки от 3 до 8 лет в трудовых лагерях особого назначения. Следует отметить, что принуждение военнопленных офицеров к труду является нарушением Женевской конвенции, поэтому всё это прошло в режиме секретности. 31 марта заключённых Старобельского, Козельского и Осташковского лагерей стали вывозить в лагеря №1 О. Н., №2 О. Н. и №3 О. Н. соответственно. Все они располагались в Смоленской области и занимались строительством автодорог между Смоленском и Минском. Найдены документы из разных источников, подтверждающие факты существования лагерей особого назначения №1, №2 и №3, содержания в них польских военнопленных, с указанием количества заключённых в каждом из них, и рода их деятельности (асфальто-бетонные работы). Так же, как и при доказательстве немецкой версии, уделим особое внимание Козельскому лагерю.
Его узников железнодорожным транспортом доставляли на станцию Гнёздово, перегружали в крытые автобусы и отвозили на дачу НКВД. Там их обыскивали, изымали ножи, часы, возможно – пишущие средства. Последнее могло быть обусловлено тем, что в лагерях особого назначения соблюдается более строгий режим, в частности, запрещающий вести переписку с родственниками. Этим, по мнению сторонников советской версии, можно объяснить то, почему письма от польских офицеров перестали доходить до Польши. После обыска арестованных отвозили в лагерь №2 О. Н.
Сторонники советского варианта приводят свидетельства советских граждан, говорящие против немецкой версии. Свидетель И. Кривой добровольно в 2004 году показал, что вплоть до начала войны видел польских военнопленных, занимавшихся строительством дорог, а также перед сдачей Смоленска фашистским войскам слышал разговоры о том, что руководство лагеря с польскими военнопленными выпрашивало у коменданта железнодорожной станции вагоны для эвакуации заключённых.
В августе 1941 года Смоленск был сдан фашистским захватчикам. Красная Армия стремительно отступала, и в сумятице пленные и обслуживающий персонал лагерей особого назначения №1-3 не успели эвакуировать. Следует учитывать и то обстоятельство, что поляки не хотели отступать вместе с Красной Армией, а надеялись на возвращение на Родину с приходом немцев (см. показания Вацлава Пыха, [3]). Эти люди попали в руки фашистских оккупантов.
Польским военнопленным заявили, что если они будут усердно работать, то их ждёт освобождение и отправка в Польшу. Вскоре первые партии заключённых стали отправляться, как предполагали узники, домой. Но грузовики везли их не на железнодорожную станцию, а в катынский лес. По мнению сторонников советской версии, близ Катыни расстреливали поляков из всех трёх лагерей особого назначения, а также их обслуживающий персонал, евреев и местных жителей. Технология казни – связывание рук немецким шпагатом, выстрел в затылок непосредственно у разрытого рва, иногда с задиранием мундира, накидыванием петли на шею, использованием древесных опилок, нанесением ран штыком. Ни перед убийством, ни после него польских офицеров не обыскивали.
А. Крупин, 12 апреля 2010 г. показал, что в первые дни войны видел двух польских военнослужащих в Смоленской области. В 1958 году в Варшаве на процессе над нацистским преступником Эрихом Кохом бывший связист вермахта Пауль Бредоу, служивший при штабе группы армий "Центр", под присягой заявил, что осенью 1941 года он в Катыни видел группу пленных польских офицеров.
В январе 1944 года комиссия Бурденко взялась за работу. Свидетели Алексеева, Михайлова, Конаховская, Киселёв были допрошены именно в период её деятельности, протоколы их допросов приобщены к расследованию.
Свидетель П. Киселёв, признался, что дал показания немецкой комиссии по принуждению. Ему предоставили уже готовые свидетельства, с которыми он должен был ознакомиться и подписать. Однако, узнав, какие показания хотят приписать ему фашисты, он отказался расписываться. Его неоднократно избивали, угрожали расстрелом, он несколько раз отказывался сотрудничать, но, в конце концов, сломался и сделал то, что от него требовали. Свидетель Алексеева показала, что в сентябре 1941 года наблюдала, как немецкие грузовые машины въезжали в катынский лес, заглушали моторы, после чего слышались одиночные выстрелы. После этого машины заводились, подъезжали к бане, куда устремлялись приехавшие немецкие военнослужащие. На мундирах двух ефрейторов она видела следы крови, недалеко от дороги – свеженабросанную землю, а однажды – как ведут пленных польских офицеров. Аналогичные показания дали Михайлова и Конаховская.
Напоминаю, что, согласно немецкой версии, все или почти все показания, говорящие в пользу Советов, добыты путём запугивания или шантажа. Утверждается, что 31 декабря 1991 года свидетель Алексеева, вызванная на допрос, отказалась от показаний, данных комиссии Бурденко. Однако не приводятся протоколы её допроса и цитаты из её речи. Противники советской версии, кроме того, что считают комиссию Бурденко показательной, называют подозрительным тот факт, что сотрудники НКВД в большинстве случаев не предлагали наблюдателям и журналистам самим задать вопросы свидетелям. Хотя, известно, как минимум, об одном свидетеле, который ответил на вопрос непосредственно от наблюдателя.
Показательны свидетельства гражданина Польши Вацлава Пыха от 5 февраля 1953 года. Он описал внешность немецких военнослужащих, располагавшихся в доме отдыха сотрудников НКВД, точь-в-точь так же, как это описали советские свидетели при работе комиссии Бурденко.
Из показаний В. Пыха: «Ко мне подошел среднего роста немец-блондин вместе с другим рыжим немцем высокого роста <…>». Один из них пытался убить его.
Из показаний А. Алексеевой: «Я заметила также, что следы крови были на одежде одних и тех же людей — двух ефрейторов. Один из них был высокий, рыжий, другой – среднего роста, блондин».
Как уже сообщалось при доказательстве немецкой версии, советская комиссия, раскопав 4 нетронутые фашистами могилы, обнаружила документы, датированные более поздними сроками, нежели весна 1940 года. Сохранился отрывок фильма, где член комиссии держит письмо на польском языке.
Однако, на кадрах кинохроники не видно явным образом, что бумага содержит отметки о дате.
Были найдены документы, говорившие о существовании пионерского лагеря в непосредственной близости от места преступления, а также о том, что Катынский лес являлся до войны зоной отдыха трудящихся. Выжившие жители Катыни подтвердили это.
Итогом работы комиссии Бурденко стал документ, который возлагает вину за расстрел польских офицеров в Катыни на немецких оккупантов.
Противники советской версии напоминают, что вина за катынское преступление вменялась Германии на Нюрнбергском процессе. Однако международный суд не признал вины немцев, сославшись на неточное указание немецкой воинской части, совершавшей расстрелы, а также на ошибку или опечатку в фамилии командира части, которая, предположительно, совершала это преступление. Это трактуется ими как доказательство невиновности немцев и повод для обвинения НКВД СССР в расправе над поляками.
Интересен факт, что большинство участников немецкой «международной» комиссии по окончании войны отказались от своих подписей под итоговым документом, подготовленным немцами. В частности, представитель от Болгарии профессор М. Марков заявил, что подписал его, так как он, как и все члены комиссии, находился в безвыходном положении. Представитель от Чехии доктор Ф. Гаек написал статью, в которой доказал, что, судя по степени разложения трупов, они к моменту эксгумации никак не могли находиться в земле 3 года, а максимум – 1,5. [4]
Долгое время советская версия оставалась официальной, но политическая конъюнктура к концу 80-ых годов сменилась. Начиная с объявления гласности и перестройки, либерально настроенные деятели принялись огульно ругать советскую власть, припоминая ей все мыслимые и немыслимые грехи. Заговорили о сотнях миллионов ни в чём не повинных граждан, репрессированных Сталиным. На волне раздувания антисоветской истерии вновь стал актуальным катынский вопрос. М. Горбачёв и высшее руководство страны страстно желало «понравится» Западу, потому не прекращало предавать национальные интересы СССР, а в дальнейшем – России. Фальсификация катынского дела – пример очередного предательства, считают сторонники советской версии.
По их мнению, М. Горбачёв, сначала заявивший о том, что НКВД СССР причастно к гибели пленных польских офицеров, просто обязан был найти убедительные доказательства своим словам. С этой целью он или кто-то из его окружения тайно поручил КГБ СССР подготовить сфальсифицированные документы по Катыни, попутно уничтожив или строжайше засекретив противоречащие им подлинники. Так появился миф об особой папке №1, которую по противоречивым сведениям якобы вскрывали дважды: первый раз – М. Горбачёв в 1991, второй – Б. Ельцин в 1992 году. Сейчас, как уже говорилось много выше, с цветными фотокопиями документов, содержавшихся там, может ознакомиться любой желающий.
Действительно, документы из пакета №1 содержат 50 признаков поддельности [3]. Все их перечислять не буду, а назову лишь основные. Более подробно эта тема освещена в публикациях сторонников советской версии. Итак, первое, что бросается в глаза на записке Берии – это отсутствие даты её написания. Далее – отсутствие подписей т. Калинина и т. Кагановича, нехарактерный наклон подписей вниз слева направо (обычно расписываются, выдерживая наклон вверх слева направо), странная формулировка «НКВД СССР считает необходимым: предложить НКВД СССР …» (эта фраза имела бы смысл, если бы было указано, какому именно органу НКВД СССР направляется предложение от НКВД СССР), округлённые до тысяч или сотен значения военнопленных (подобные округления недопустимы в официальных документах). Выписка Шелепину из протокола заседания Политбюро ЦК КПСС имеет более грубый признак фальсификации – печать ЦК КПСС. Записка Шелепина, написанная от руки строгим чертёжным почерком (то есть, не позволяющая опознать почерк Шелепина), содержит фразу: «Вся операция по ликвидации <…> производилась на основании постановления ЦК КПСС от 5-го марта 1940 года». Напомню, что в 1940 году КПСС не существовало, а была ВКП(б). Крайнее подозрение вызывает тот факт, что записка составлена 3 марта 1959 года, а получена Н. Хрущёвым лишь 9 марта 1965 года, когда ни Н. Хрущёв, ни Шелепин уже не занимали тех должностей, которые имели в момент её написания.
Итак, все заявления либеральной прессы, высшего руководства СССР в годы перестройки и РФ о признании вины СССР за расстрел польских офицеров являются политизированными, предвзятыми и основанными на сомнительных доказательствах.
Говоря о мотивах преступления, сторонники советской версии считают, что немцы расстреляли польских офицеров в связи с тем, что в августе 1941 года между СССР и польским правительством в изгнании был заключён мир, а также согласованно начала формироваться польская армия генерала Андерса из числа амнистированных польских военнопленных (амнистировали всех граждан Польши, находившихся на территории СССР). Соответственно, польские военнопленные, попавшие в руки фашистов, могли совершить побег и принять участие в войне против фашистской Германии.

Заключение.

Надеюсь, эта статья многое прояснит, дорогой читатель, и поможет Вам разобраться в одном из самых запутанных и таинственных дел XX века, приблизиться к разгадке великой загадки, ответ на которую вот уже 70 лет (или 71 год?) таит в себе молчаливый Катынский лес.

Источники.

[1] Положение "Об Особом совещании при народном комиссариате внутренних дел" от 8 апреля 1937 года.
[2] Ю. Мухин - Катынский детектив.
[3] Проект "Правда о Катыни" - http://katyn.ru
[4] Франтишек Гаек. Катынские доказательства. Прага. 1946 г.

5.01.2010. 

Понравилась статья? Поделись!



Алина Вельчинская
Возраст:25 лет
Откуда: г. Чернигов
Внешность:10 баллов.
Просмотров:797
Переходов:276
Смотреть далее.